За пескарями на реку в тайгу

      Было это в стародавние времена, году этак в 1981 – 1982. В те времена носила нас нелёгкая по всей округе. Нас – это меня и моего брата. Тогда мы только получили права на управление мотоцикла. Появилась возможность посмотреть мир подальше от дома. Ну, а если учесть, что мы оба рыбаки, то и поездки у нас были целенаправленные.

      Однажды загорелись мы поездкой на таёжную реку. Как словом, так и делом. На дворе июль месяц. Полный бак бензина и вперёд. Через Салаир в тайгу, на Салаирский кряж. В те времена дороги там были относительно проезжие. Это сейчас всё заросло так, что и на танке не проедешь. А у нас мотоцикл Иж-Юпитер с коляской, лучше танка.

 Ловить пескарей на реку по таёжной дороге      Выехали мы с утра пораньше. Из Гурьевска до Салаира дорога асфальтовая, домчались быстро. За Салаиром пошла грунтовка, средь тайги. Дорога по макушке хребта, более-менее проезжая, если не считать логов и болотин на пути. Где подтолкнём, где и так проедем, где коляску поднимем – весело. А дорога эта с историей. По ней ещё при Екатерине возили руду с Салаирских рудников и серебро с Гавриловского завода на Алтай.

      Пришла пора съезжать со «столбовой» дороги. За бывшей деревенькой Новостройка, в которой осталось два нежилых дома, свернули в лог налево. А там, средь вековых кедров и пихт, начинала свой путь река Ингара. Ехать стало ещё веселее. Дорога пошла вдоль реки. Через каждые 30-50 метров ручьи и болотины. С одного берега, да на другой через брод, петляет дорога. На Урале – вездеходе, наверное, не глубоко, каких то пол колеса. А вот мотоциклу – выше двигателя. Вырубали кусты, делали гать, толкали мотоцикл – ехали.

      Проехали мы, таким образом, километров десять. Река из ручья превратилась в довольно широкую речку. Участки со спокойным течением чередовались с перекатами. По обеим берегам реки тянулись горы, покрытые таёжным лесом. В основном здесь росла пихта. Иногда встречалась сосна, берёза и кедр. У одного такого переката мы и решили остановиться.

      Дело близилось к вечеру. Солнце было ещё высоко, но так как мы были в ложбине, то оно скоро могло спрятаться за ближайшей горой. Взяв удочки, мы отправились ловить рыбу. Проезжая броды мы обратили внимание, что в реке полно жирных и крупных пескарей. Вот их мы и стали ловить. Накопали червей и вперёд. Ловили сразу за перекатом. Клёв был отменный. Попадались экземпляры до двадцати сантиметров длиной. Таких больших и жирных пескарей мы ещё не видели.

      Наловили пескарей около килограмма. Пора было обустраиваться на ночлег. Разожгли костёр. Выпотрошили рыбу, поставили в котелке варить уху. Надо думать о жилище. Комары – звери! Срубили рогатулины, воткнули их в землю. На рогатулины уложили перекладину. На перекладину наложили с наклоном ветки. Нарвали травы, которая здесь была в рост человека, и уложили сверху. Шалаш готов!

      Уха готова тоже. Поели с аппетитом. Стало темно. Посидев немного у костра, отправились спать. Залезли в шалаш, закрыв вход травой. Жужжащих комаров перебили, где на себе, где влёт. Всё тишина. За ночь несколько раз просыпался. Прислушивался. Здорово в тайге летом. С вечера чирикали птицы. Ночью стали замолкать. Потом наступил тихий час – вообще никаких звуков, кроме журчания воды. В пятом часу вновь стали слышны птичьи трели.

      Хозяина тайги мы, слава Богу, не встретили. Но утро нас встретило прохладой. Разожгли костёр. Позавтракали на скорую руку, попили чай из смородины и мяты. Стали собираться домой. И тут мы услышали странные звуки. Недалеко была небольшая старица. Подойдя поближе, мы увидели двух бобров. Видимо они тоже завтракали. Влажные их шубки лоснились под лучами утреннего солнышка.

      Обратно добрались немного быстрее. Лужи, конечно, не стали мельче. Мы уже, просто знали, как и где их проехать. Измученные и запачканные добрались домой. Впечатлений хватило надолго. Много лет спустя я, вспоминая эту поездку, написал стих.

Ночь в тайге.

      Кто скажет мне, что он увидел что-то — ему я не поверю.

Той ночью я не видел ничего, лишь звёзды в вышине белели.

Их давний свет, пришедший к нам, ничем не мог помочь.

На небе не было луны, вокруг стояла ночь.

Тайга, тайга, везде тайга, ни шороха, ни стука.

Недалеко журчит река — единственный источник звука.

Вокруг стеной стоят деревья: пихты, кедры, сосны, ели.

Но всё ж таки не видно их — могучих этих часовых.

Мрак ночи всё вокруг укрыл каким-то толстым одеялом.

И до утра его держал, никак не открывал он.

23.04.1998 г.



Понравилась статья? Нажми кнопку!



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>